Instagram Подписка по e-mail

30 дек. 2006 г.

Отпуск на Мартинике. Часть 4.

Утро 13-го декабря. Собака уже стала почти своя: умильность из глаз потихоньку выветривается, сменяясь настойчивостью. Еще немного, и я буду чувствовать себя так, как будто я ей что-то должна.
Первоначальная эйфория от обилия тепла и света начинает потихоньку проходить и хочется чего попрохладней. Самый раз погулять по тропическому лесу и посмотреть водопады. Северное побережье более возвышенное, там находится местный вулкан, холмы, покрытые лесом, горные речки и пляжи черного песка.
Вид буйной растительности вдохнавляет мужа на подвиги и он зачем-то начинает штурмовать вброд горный поток. Оступившись на скользком камне он чуть не падает в воду и только чудом ему удается спасти от купания свой фотоаппарат. В мокрых кроссовках хлюпает, но энтузиазма Вину это не убавляет. Лианы и папортники покрывают стволы деревьев, на земле лежат листья, напоминающие по форме листья каштана, только диаметров сантиметров пятьдесят. Птицы надрываются в соревновании кто громче просвистит и повсюду растут многообразные цветы, которые на континте продаются в цветочных магазинах. У обочины дороги местный абориген, дедулька лет под семьдесят, продает кокосы – он рубит их здоровенным мачете, при каждом взмахе я тихо ойкаю, потому что боюсь, что вместе с кокосом он отрубит себе несколько пальцев. Галантный муж покупает у дедульки букет очень красивых цветов за смехотворные копейки, спрашивает, сколько они продержатся в вазе, на что дедулька отвечает, что если все пойдет по плану, то месяца два. Нам столько не нужно, так что цветы перейдут в наследство следующим арендаторам. Мы продвигаемся дальше в лес по петляющей дороге и Винсент, демонстрируя осведомленность (вот для чего нужно читать справочник туриста!) рассказывает мне, что это дорогу строили монахи–иезуиты, и креолы в шутку говорят, что на дороге много виражей потому, что монахи слишком часто прикладывались к бутылке. Я не в курсе, чего там пили монахи, но вот большинство горных дорог здесь виражей почти не имеют. Они идут напрямую в гору под углом 45 градусов так, что на подъеме тебя вдавливает в спинку сиденья и в ветровое стекло видно только небо, а на спуске я приходится упираться руками в переднюю панель, чтобы не упереться в нее головой. В любом случае и на подъеме и на спуске я начинала тихо поскуливать от страха и ругать иезуитов, которые построили всего одну нормальную дорогу.
Следующая остановка – водопад Прыжок Жандарма. Почему он так называется, я не знаю, а муж до этого места путеводитель не дочитал. Но название симпатичное.
Водопад очень хорошо оборудован, к нему ведет каменная лестница, а у его подножия устроена красивая купальня. Купаться на глазах туристов я, несмотря на просьбы мужа, отказалась. Ему надо – пусть сам купается. К тому же кроссовки у него уже и так мокрые

.

Дальше дорога петляет через перевалы наподобие американских горок и через полчаса мы оказываемся на другой стороне острова. Иногда лес расступается и становится видно вулкан на севере и Карибское море на западе. Мы спускаемся к берегу и оснаваливаемся в городке Сан-Пьер, который раньше был столицей Мартиники, пока извержение вулкана не стерло его с поверхности земли, оставив около тридцати тысяч жертв. Сейчас можно видеть только развалины городской тюрьмы и остатки городских стен. В порту мы находим маленький ресторанчик, старушка-официантка объясняет нам на словах меню – как я уже говорила, выбор блюд здесь настолько небогат, что никто не затрудняет себя его распечаткой, и мы обедаем на терассе с видом на море и корабли, под крышей из коксовых листьев, обдуваемые легким бризом. Обратная дорога проходит через восточное побережье, где один залив красивее другого и море каждый раз меняет цвет с синего на зеленый чтобы стать в следующий раз лазурным или бирюзовым – в зависимости от глубины и цвета донного песка. Шоссе, опоясывающему остров, могут позавидовать многие московские дороги – асфальт новый, аккуратно уложенный, обочины усажены пальмами и цветами, газоны ровно подстрижены. Мы возвращаемся домой на закате, я бегу купаться а муж листает журналы, посвященные фотографии, которыми забит книжный шкаф в гостинной. Судя по всему, наши хозяева либо фотографы, либо дизайнеры, потому что в том же книжном шкафу я обнаружила массу альбомов по современному искусству и дизайну.
Ночь наступает быстро, в саду зажигаются лампы, а в небе – звезды, время аперитива и барбекю, а потом, после ритуального обмазывания всех частей тела антикомариным средством – под антикомариную сетку и спать до следующего утра.

29 дек. 2006 г.

Отпуск на Мартинике. Часть 3.

12 декабря. Та же псина породы двортерьер с утра пораньше, но на этот раз в глазах у нее молчаливый упрек: «Пока ты дрыхнешь, как сурок, я тут с глоду дохни? Шесть утра уже, пора и честь знать!» На этот раз ей перепали остатки ужина и на пирс со мной двортерьериха пошла уже сытая и довольная. К девяти подтягивается Винсент. Ему, если никуда не надо срочно бежать или ехать, официально разрешается спать хоть до полудня. Разница в часовых поясах потихоньку начинает сглаживаться, и после вчерашнего безделья хочется уже куда-то выдвинуться. Ответственный за программу визитов у нас Винсент, мое дело – загрузиться в машину и вертеть головой по сторонам. На сегодня у нас намечено посещение заводика по производству рома и осмотр пляжей в южной части острова. Заводик на меня особого впечатления не производит, и пока муж пополняет свою коллекцию фотографий железок, манометров и перегонных кубов, я рассматриваю репродукции старинных литографий на стенах и читаю пояснения к ним. Вот, например, такая история: Году эдак в 1700 каком-то, когда остров был под властью английской короны, французы решили его у англичан отбить. Завязалась неравная схватка, французы были в явном меньшинстве, и тут им пришла в голову замечательная идея – с кораблей были сброшены бочки с ромом и упившиеся в стельку британские морские волки пали легкой добычий сметливых французов. Мораль: пьянству – бой! В принадлежащем заводе магазинчике не обнаруживатся ничего вдохновляющего и мы направляемся в сторону пляжей. Умный муж сообщает мне, что, согласно путеводителю, самый красивый пляж Мартиники совсем не тот, который официально считается самым красивым, а другой, в нескольких километрах к северу. Дорога туда пролегает через частное владение и нужно вносить дорожный сбор в размере двух евро за право проехать пять километров по раздолбанной тропе. Заспанная девица отрывается от просмотра телешоу и меняет наши два евро на квитанцию, после чего возвращается к телевизору. Вокруг бродят куры, собаки, кошки, козы и несколько коров весьма экзотического вида. Видимо, тут у них какая-то особая порода. Пляж девственно пуст, но какого-то особого прилива восхищаения ни у меня, ни у мужа не вызывает, и мы решаем ехать смотреть тот, который растиражирован на открытках. Видимо, автор путеводителя находится в родственных или дружеских отношениях с владельцем фермы, за проезд через которую надо платить два евро, а может даже и состоит в доле с выручки. Самый красивый пляж Мартиники действительно поражает. Все при нем: длиной в несколько километров, белый песок, кокосовые пальмы и душераздирающий вид на Бриллиантовую Скалу – небольшой островок у побережья, формой напоминающий (наверное, судя по названию) ограненный алмаз. Зато и туристов тут много. Конечно, не как в Сан-Рафаэле в разгар сезона, но по сравнению с нашим заливчиком, где ни одной собаки... С этой фотографии я туристов удалила для большей выразительности:
Решив, что на сегодня с нас хватит, мы возвращаемся в бунгало – купаться и дегустировать местные сорта рома.

Отпуск на Мартинике. Часть 2.

На следующее утро, едва проснувшись, я пошла на пирс купаться. Водичка была теплая, как подогретый суп, при полном отсутствии волн: они разбивались о коралловый риф, который перекрывал вход в залив. Около дома меня ждала очень симпатичная псина породы двортерьер, глядя на меня умильно в надежде перехватить чего вкусьненького. Я ей объяснила, что пока холодильник пуст, но уже к обеду можно рассчитывать на лакомый кусок. Собака повздыхала и поплелась за мной купаться.
Пока муж честно отсыпался за все прошедшие дни (буквально накунуне он вернулся из Калифорнии и три последовательных перелета через Атлантику его слегка утомили) я успела наплавать пару километров по заливу и была готова ко второй утренней чашке кофе, когда оказалось, что в кухне пропало электричество. Как объяснил нам Фредерик, электричество поступало от солнечных батарей, при этом ванная и кухня питались от батарей на крыше бунгало, а остальная часть дома - от больших батарей в доме хозяев. Пока я высняла, в чем проблема, пыталась сварить кофе в кастрюльке на газовой плите (жуткая гадость), искала удлинитель, чтобы протянуть его из дома, в котором ток был, в кухню, где его не было, а затем, плюнув на все, грела воду для чая, проснулся Винсент, посмотрел на мои метания, взял кофеварку и просто включил ее в розетку в гостиной. Тут я поняла, что от экзальтации у меня что-то помутилось в мозгах и надо срочно приходить в себя.
Первым делом, как истинные французы, мы озаботились программой питания на ближайшие дни. В соседнем городке, Франсуа, обнаружился небольшой рынок, на котором мы купили немного местных овощей с неизвестными науке названиями (Вину они знакомы по Африке, где он жил пару лет, а я постоянно путаюсь в этих иньям-иньямах и прочих калабасах), взяли пару ананасов, мандаринов немного, ну и всего остального, в том числе десяток лаймов для приготовленя ромового пунша. В единственном супермаркете выбор продуктов был сведен к минимуму, например в отделе морепродуктов присутствовал всего один вид рыбы, правда, местной, а вот говяжьи бифштексы в молодости паслись на просторах континентальной Франции. Я застрыла на полчаса перед полками с фруктовыми соками в тщетных попытках найти хоть одну упаковку, которая была бы не нектар, не напиток и не фруктовый чай. В результате пришлось брать, что дают. Очень странно – при их-то фруктовом изобилии... Ассортимент пирожных в соседней кондитерской ограничивался двумя видами: слойка с гуаявой и слойка с бананами. Вообще там с пирожными засада: может, открыть кондитерскую, пересилиться на Мартинику и грести деньги лопатой? Местные будут очередь с ночи занимать!
Домой мы вернулись к обеду, остановившись по дороге во вчерашней закусочной, где взяли пакет еще горячих акра, это фарш трески с луком и перцем, жареный во фритюре, одно из десяти креольских блюд, очень славно идет в качестве закуски к аперитиву. Особого желания приступать к осмотру достопримечательностей у нас не было, поэтому мы решили для начала денек полениться на терассе в тенечке. Вот примерно так:


Я теперь стала умная, и в тропиках передвигаюсь исключительно в тени, а если нет выбора и надо идти по солнцу – то короткими перебежками. До сих пор с содроганием вспоминаю, на что я была похожа после отпуска на Гваделупе в январе 2003-го года: горелые тосты и то выглядели приличнее.
Наевшись и наленившись мы пошли снова купаться. И кататься на байдарке, которая входила в стоимость аренды бунгало. Наш и соседние заливы известны так называемыми белыми отмелями, где глубина по пояс и дно покрыто мелким белым песочком. Муж пытался меня уговорить вылезти из байдарки, но перспектива в нее обратно залезать с риском перевернуть ее вверх дном или даже с отмели упустить меня не радовала, поэтому Вину пришлось удовольствоваться несколькими фотографиями меня на байдарке:



Вечером процесс повторился, только вместо купания мы расположились на на пирсе, смотрели на звезды и слушали волны.

Рецепт акра:

Время приготовления - около часа, не считая времени на вымачивание трески

Для четырех порций:


250 гр соленой трески
1 луковица
2 дольки чеснока
Стручок острого перца
Соль, черный перец
2 столовые ложки мелко порубленной петрушки
250 гр муки
2 яйца
Постакана воды или молока
Растительное масло для фритюра

Вымочить треску в воде в течении 4 часов. Отжать. Снять чешую, вынуть кости.
Пропустить через мясорубку треску, лук, острый перец, чеснок, петрушку, слегка посолить и поперчить.
Выложить в миску, добавить муку, яйца и воду (или молоко). Перемешать до консистенции мягкого творога. Добавить воды по необходимости.
Нагреть растительное масло во фритюрнице до кипения. Набирать полученный фарш в столовую ложку и жарить в масле 2-3 минуты до золотистого цвета. Готовые акра выбирать шумовкой и укладывать на бумажных салфетках, чтобы дать стечь маслу.
Есть незамедлительно, пока горячие.

28 дек. 2006 г.

Отпуск на Мартинике. Часть 1

Где-то с начала осени мы начинаем изучать карту мира и придумывать, куда бы поехать в декабре. Главный критерий отбора - чтобы подальше от снега. Поэтому Скандинавия, Аляска и Антарктида отбрасываются сразу, вместе со странами, которые располагаются к северу от наших широт. Оставшиеся в списке кандидаты ранжируются по нарастанию среднедекабрьской температуры, затем вычеркиваются замеченные в склонности к национальным и религиозным конфликтам, повышенной вулканической активности и подверженности цунами, тайфунам и ураганам, и на заключительном этапе отбрасываются те, куда требуются визы и где отсутствует сколько-нибудь приемлемая инфраструктура для обеспечения комфорта зажравшихся французских туристов, которые воротят нос от групповых туров и свято верят в то, что единственное, что надо брать в дорогу - это паспорт, водительские права и кредитную карточка, а все остально можно найти на месте (что не мешает нам набивать до отказа чемоданы так, что только обаяние мужа избавляет нас от проблем с перегрузом багажа, когда дамочка на регистрации хмурит бровки, глядя на дисплей весов).
Как нетрудно догадаться, после всех этих вычеркиваний и ранжирований список становится смехотворно маленьким и окончательное решение выносится методом научного тыка, но с предподчтением странам франкоязычным, это национальная болезнь французов (вот, кстати, недавняя история: свекровь спрашивает мужа, не тяжело ли ему, во время постоянных командировок, непрерывно говорить по-английски. Пока Вин думает, что ответить, я тяну руку и говорю: «Меня, меня спросите!» Свекровь спохватывается и извиняется: «Ох, я как-то не подумала....»). Так что и на сей раз, когда вроде бы уже все согласились с тем, что Португалия или Мадера могут вполне подойти, я застукала мужа за заказом билетов на Мартинику. Гваделупу мы уже изучили вдоль и поперек, а на Мартинике еще не были – ну вот так оно все и получилось. Тем хуже для Португалии. Хотя шансы у нее были хорошие.
Выбрать страну – полдела, теперь очередь за домом. Гостиницы нам не подходят. Это я уже давно узнала. В гостиницах живут по-большей части организованные туристы, которых водят группой и кормят по часам. Мы же, законченные индивидуалисты, должны селиться на отшибе и чтобы в радиусе ста метров не было ни одной собаки. Забегая немного вперед: собака одна все-таки была, и ей даже перепала упаковка бараньей вырезки, которую мы были уже не в силах съесть. По утрам она сидела на веранде, глядя на меня преданными глазами, а потом ходила со мной купаться, но в воду не залезала, а ждала меня на мостках, после чего плелась за мной до дома и скромно уходила к себе.
Поиски подходящего жилья занимают обычно пару недель и всегда заканчиваются триумфально, то есть по-прибытии на место выясняется, что домик – что надо, с садиком, видом на пейзаж и в удаленном от людей месте. Как это мужу удается, я не знаю. Наверное, у него нюх.
Ну а затем остаются только всякие мелочи: аренда машины, закупка карт и справочников, прокладка маршрутов, поиск купальников (в ноябре их днем с огнем не найдешь, а когда спрашиваешь продавщиц, те изнывают от зависти, так приятно!) и, в самый последний момент, укладка чемоданов.
После семи часов в самолете тропики радуют пересушенный кондиционером организм стопроцентной влажностью и приятным ветерком с океана. Ветер там дует непрерывно, и даже в самую жару нет ощущения тяжести и удушливости. Пока Вин оформлял машину у стойки Ависа я успела поругаться с глупой мамочкой, которая оставила своего двухлетнего ребенка без присмотра и тот решил выяснить, что будет, если засунуть руку в щелку раздвижных дверей и подождать, пока кто-нибудь выйдет. Мне удалось его вытащить в последний момент, когда руку уже начало раздавливать между двумя дверями, и пришлось его из всех сил тянуть из ловушки. Вою было! Тут тетька проснулась, а я от ужаса на нее наорала и выложила разом все, что думаю на тему безответственных родителей. Так она еще возмущалась! Наверное, говорит: «Мой ребенок, что хочу, то и делаю».
Несмотря на детальный план и наличие карты нам удалось поначалу немного запутаться. Вот сразу видна культурная близость с Францией: несмотря на географичскую удаленность, указатели здесь тоже ставят так, чтобы их было не слишком заметно! В итоге, потеряв минут двадцать в пробке, мы вернулись на верную магистраль. В шесть на Мартинике наступает ночь, и последняя миля заставила меня понервничать: два километра по бездорожью, которое вполне может конкурировать с российской глубинкой, в полной темноте и по пересеченной местности. Я себя утешала тем, что тогда уж точно ни одной собаки вокруг не будет. Удивляло только обилие машин вокруг – чего это людям вздумалось ночью по колдобоинам кататься? Чтобы разъехаться со встречным транспортом приходилось взбираться на обочину и я уже даже начала ныть на тему, что нужно было арендовать трактор или, на худой конец, танк. К счастью, испытание амортизаторов быстро закончилась, и мы приступили к поиску последнего пункта на схеме, предоставленной нашими арендодателями, обозначечнного как «Красный дом. Пьер и Фредерик». В свете фар и при полном отсутствии фонарей все дома были одного цвета, так что пришлось заняться опросом аборигенов. Удачно проезжавшая мимо дамочка вытаращила на меня глаза и сообщила, что мы стоим как раз перед воротами нужного дома. Так была преодолена последняя трудность и мы начали выгружать чемоданы, на которых красовались наклейки «Heavy weight».
На телефонный звонок вышел Фредерик и меня начало раздирать любопытство: кто в этой паре жена. Позже оказалось, что Пьер: он и помоложе, и посубтильней. А вместо обручальных колец у них на шеях одинаковые золотые цепи! Очень толстые и длинные. В знак крепости уз, наверное.
Фредерик провел нас к нашему бунгало, показал что и где, особенно рекомендовал пользоваться телевизором с кучей платных каналов и не стесняться брать фильмы из их с Пьером фильмотеки. Мы с Вином тихонько преглядывались и хихикали. В конце концов мне пришлось объяснить, что мы приехали заниматься другим видом спорта. Фредерик на мгновение запнулся, засмущался, но я пояснила, что нас больше интересует дегустация местных сортов рома. Мы поговорили еще немножко на тему достопримечательностей и климата, спросили, где можно быстренько поужинать (оказалось, что на всю округу есть только одна маленькая закусочная, да и та иногда закрыта по вечерам), распрощались с очаровательным (и вправду) хозяином и поехали искать точку питания. Любителям вкусно питаться в ресторанах на Мартинике делать нечего: в меню всего два-три блюда, повсюду одни и те же, из напитков можно выбирать между ромом и другим ромом, а в качестве десерта неизменно предлагается облитый тем же ромом и обожженный банан. Поэтому мы готовили у себя в бунгало из продуктов, купленных в супермаркете. Рыбу можно покупать с лодок в порту, но только рано утром, когда утомленный ромом человек еще спит, а на рынке выбор овощей и фруктов не впечатляет, и они какие-то привядшие и подгнившие. Мы один раз купили, для фольклора, но потом отоваривались в магазинах – оно, кстати, и дешевле к тому же.
Вечером, намазавшись толстым слоем антикомариного крема, включив в розетку антикомариный аппарат и плотно завесив кровать антикомариной сеткой, мы упали без чувств в койку.
А вот что я увидела наутро, выйдя из дому:


Еще несколько фотографий бунгало и залива: http://picasaweb.google.com/nadinepommier/Martinique1stDay
Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...