Instagram Подписка по e-mail

19 мар. 2007 г.

Родительский дом

В детстве при слове «замок» мне представлялось что-то такое розовенько-диснейленовское в пушистых облачках, со множеством башенок и с принцем на горизонте. В результате состоявшегося чуть позднее знакомства с творчеством английского поэта и лорда Байрона, цвет замка изменился на сумрачно-серый, у него осталась всего одна башня, зато круглая и огромная. Принц на горизонте стал в ней узником. Потом мне стало вообще не до замков, и только на тридцатом году жизни я снова с ними столкнулась, но уже в реале.
Когда я познакомилась с Винсентом, он мимоходом сказал, что его родители живут в Бургундии, в замке 18-го века. Мне, на тот момент жертве банковского кризиса 99-го года, было сложно представить себе наличие в окружающей действительности чего-то другого кроме полного отсутствия работы, денег и перспектив на нечто лучшее, чем двушка в Кузьминках, и я эту информацию просто пропустила мимо ушей. Потом я поехала во Францию на Рождество и тогда до меня начал доходить смысл таких выражений, как : «Мама предлагает тебе разместиться в апартаментах на втором этаже» или «Рождественский ужин сервируется в каминном зале». Надо сказать, что я быстро освоилась с новой лексикой и уже на следующий день была в состоянии сказать «Пойдем посмотрим голубятню» или «Давай прогуляемся по парку вокруг озера» практически без запинки.
История замка Марленс и семейства Шарпи имеет две версии: официальную, и, как водится, неофициальную. Официальная версия заключатся в следующем:

Давным давно, когда прадед Вина был молод и полон сил, он пришел в Бургундию из Бресса наниматься издольщиком (или, ежели угодно, испольщиком) к дижонскому землевладельцу. В те времена экономическая ситуация в Брессе была далеко не наилучшей (с тех пор она таковой и осталась), а в Бургундии, благодаря близости к транспортным развязкам и благоприятным климатическим условиям, земледелие бурно развивалось и требовались гастербайтеры. Поработав немного на чужого дядю, прадед Вина зарекомендовал себя в качестве очень положительного и отвественного человека, прилежного трудяги и все такое в этом роде, в результате чего местный граф и лендлорд, проигравшийся в пух и прах в карты, предложил предку мужа купить у него замок, чтобы граф мог расплатиться с долгами. Таких денег у предка на тот момент не было, но неунывающий граф предложил выплатить часть сразу, а остальное отдать постепенно. Замок окружали 18 гектаров леса, прадед мужа почесал репу, посоветовался со старшими и ударил по рукам. Деревья спилили, древесину продали, и остаток был выплачен вовремя. Несколько лет спустя вошедший во вкус прадед купил еще один замок неподалеку, но этот из семьи ушел в качестве приданного старшей дочери незадолго до рождения моей свекрови.

Версия, несомненно, хорошая, и заслуживает всяческого восхищения, но мне как-то трудно было представить этого графа, даже и в самом отчаянном положении, который соглашается отдать замок за небольшой аванс и потом ждет еще несколько лет выплат в рассрочку, да и сама ситуация с бедным поденщиком, у которого под подушкой лежит сумма, достаточная для выплаты аванса, мне казалась немного надуманной. Поэтому перехожу к версии неофициальной, но более реалистичной.
Сидели мы тут с крестным Вина Жан-Клодом и его женой Франсиной по-осени у меня на кухне, ужинали и разговаривали. Муж ускакал в Сан-Франциско и оставил меня на приеме гостей. Зашла речь об этой истории с покупкой замка. Я с энтузиазмом излагала подробности, когда Франсина начала смеяться, тыча локтем в бок Жан-Клода и говоря: «Смотри, как со временем истории улучшаются, прямо как хорошее вино!» Потом в ответ на мои расспросы она заставила меня пообщать, что я не буду обсуждать подробности со свекровью, и выложила неофициальную версию, которую мама Вина рассказывала Франсине, когда они обе были молоды и не озабочены политкорректностью.
Вот неофициальная версия.

Давным давно, когда прадед Вина был молод и полон сил, он пришел в Бургундию из Бресса наниматься издольщиком (или, ежели хотите, испольщиком) к дижонскому землевладельцу. В те времена экономическая ситуация в Брессе была далеко не наилучшей (с тех пор она таковой и осталась), а в Бургундии, благодаря близости к транспортным развязкам и благоприятным климатическим условиям, земледелие бурно развивалось и требовались гастербайтеры. Поработав немного на чужого дядю, прадед Вина понял, что много так не заработаешь, свел знакомство с деревенскими картежниками и однажды вечером сорвал куш: выиграл у местного графа замок с восемнадцатью гектарами леса вокруг. Лес он впоследствии спилил, деньги пошли на капитальный ремонт здания и еще осталось в заначке. Плюс к тому, поскольку у предеда Вина появились свои угодья, он со временем прикупил еще одни замок неподалеку от первого, но этот из семьи ушел в качестве приданного старшей дочери незадолго до рождения моей свекрови.

Версия номер два мне кажется абсолютно логически выдержанной, но я держу слово и перед родичами Вина веду себя паинькой и язык не распускаю.
А вот собственно и сам замок:
Почтовые открытки начала 20-го века:
*

Вид со стороны парка и озера
*

4 комментария:

  1. Вауууу... (простите, вырвалась) настоящий замок! Там, наверное, куча всякого антиквариата. И озеро и парк...

    ОтветитьУдалить
  2. Галина, мне тоже очень у них нравится!
    но замок вот-вот будет продан, и родители переедут поближе к нам. Им уже очень сложно с этим хозяйством справляться!

    ОтветитьУдалить
  3. Вот как рождаются легенды... и замковладельцы :)

    ОтветитьУдалить
  4. Anna Grebinichenko, я тоже после этой истории стала скептически относиться ко всякого рода легендам :)

    ОтветитьУдалить

Комментарии премодерируются.
Анонимные комментарии не допускаются.
Спасибо за понимание.

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...