Instagram Подписка по e-mail

24 июл. 2006 г.

Жан Пик и Марсель Монтегю

Последний раз я видела старого Пика в начале весны. Он сидел за рулем своего древнего трактора, а сзади на прицепе разместилась его жена, Селина, в соломенной шляпке, полосатом фартуке и резиновых галошах. Я еще подумала сбегать за фотоаппаратом - трактор ехал медленно и я вполне могла щелкнуть пару кадров, но стало лень и я махнула рукой, подумав, что не в последний же раз. Оказалось, что в последний. Через пару дней Жан умер. Он держал коров по соседству, много работал, был не очень разговорчив, я видела его всегда в одном костюме: брезентовая куртка и штаны темно-зеленого цвета, баскский берет на голове. Румяное приветливое лицо. Иногда, когда я оказывалась в пределах видимости, он слегка махал мне рукой и тут же возвращался к своим занятиям. Однажды я помогла ему закатить в горку поилку для коров - здоровенную штуковину метров трех в диаметре, она все время вихляла и пыталась скатиться обратно. Он коротко поблагодарил. Ему было уже за восемьдесят, и мы называли его "старый Пик", а его сына, которому сейчас шестьдесят с небольшим - мистер Пик, на английский манер, не знаю, почему. Марсель Монтегю приходился Жану свойственником по материнской линиии, седьмая вода на киселе. Дед Марселя занимался торговлей шелком с Италией и привез себе жену-итальянку, с Сицилии. Потом за ней подтянулась двоюродная сестра, которая вышла замуж за соседа деда Марселя, в результате мы имеем их внучку - Селину Пик. Кем она приходится Марселю - для меня загадка, но в разговоре он её именует дальней кузиной. На этом и остановимся. Когда Марсель в марте решил дать задний ход и, потеряв равновесие, рухнул в канаву и повредил берцовую кость, Жан Пик заходил проведать инвалида. Вечером того дня, когда я упустила свой последний шанс сделать жанровую фотографию уходящей Франции, Жан пришел к Монтегю, посидел минут пять, потом засобирался уходить, похлопал Марселя по плечу и сказал: "Ну давай, выздоравливай, скоро свидимся!" Он вышел на улицу, дошел до здания мэрии, которое в двух шагах, присел на лавочку и больше уже не поднялся. С тех пор Марсель думает над смыслом последней фразы Жана Пика. Здоровья ему это не прибавляет.

10 комментариев:

  1. Как это меня сюда занесло)
    Это просто блеск, эти последние фразы. Зачитаю Леону пост, когда проснется. Кого же мне это напоминает, от слов "вечером того дня, когда..." Марк Твена? Дарелла?

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Ирен, :)
      Прикинь, первый комментарий к этой записи :)

      Удалить
    2. первонах)
      А вот вытащи эту историю в топ, она совершенно чудесна! Вот понимаешь, это НАСТОЯЩАЯ история. В ней все прекрасно - слог, рельеф, поворотная точка, концовка. Только на абзацы раздели)
      (перечитала, плняла - мне это напомнило еще закадровый голос из "Амели"!)))

      Удалить
    3. Ирен, лень!
      А про абзацы - когда Блоспот купил Гугль, они там все быстренько улучшили и все абсолютно форматирование съехало! И размер шрифта, и абзацы, особенно страшно это смотрится в записях с какими-то кусками поэзии.
      Смотрю и сердце кровью обливается!

      Удалить
  2. чего лень то? Скопипастить в новое сообщение?
    (теперь понятно, почему у меня в старых постах фото съехали)

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Ирен, ну даже не знаю, это же такая старая история, и Марсель тоже давно умер, а тут он еще живой в тексте.

      Удалить
  3. да? Тогда и впрямь концовка не выстрелит. Жаль( И Марселя жаль(

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Ирен, да, поезд ушел.
      Вообще формат блога - он одномоментный, сегодняшний день, сегодняшние мысли, ну, по крайней мере у меня так.

      Удалить
    2. блин, ну ведь свиделись уже..

      Удалить
    3. Ирен, ага.
      Я на похоронах Марселя эту историю вспоминала :(

      Удалить

Комментарии премодерируются.
Анонимные комментарии не допускаются.
Спасибо за понимание.

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...