Instagram Подписка по e-mail

16 янв. 2007 г.

Австралия 2006. Часть 2

Утром пятого дня мы загрузились на тот же кораблик и отчалили в напралении Аутбэка – так они называют все, что не не побережье, и что составляет, по большому счету, 90 процентов Австралии.
Уплыв с замечательного острова, мы, спустившись на твердую землю, взяли в аренду машину и поехали в глубь страны. Глубь страны у них называется аутбэком или, по-нашему, задницей. Как только отъезжаешь немного от побережья, начинается пустыня в буквальном смысле этого слова. На сотни километров – никакого жилья, изредка попадаются на дороге машины, но все больше огромные грузовики, которые на местной мове кличут дорожными поездами и состоят обычно из трака и двух трейлеров. По обеим сторонам дороги – огороженные поля, на которых иногда пасутся коровы, жующие непонятно что, потому как по большому счету жевать там абсолютно нечего – трава выжжена солнцем подчистую и коровы по жирности напоминают синюю птицу Аэрофлота.
В районе обеда мы остановились в придорожном поселке – выпить кофе (мне) и покормить мужчину (Вина). Кофе был преотвратный, Вин чего-то съел, но ощущениями не поделился – наверное, не хотел меня мучить некрасивыми словами, зато закусочная (она же бар, она же ресторан, она же гостиница, она же место встреч всех окрестных фермеров и центр цивилизации) поразила мое воображение декором и атмосферой. Фотки прилагаются. Обратите внимание на реалистичное изобращение мужской гордости, которое служило указателем на туалет (понятно, что не женский) Что же в таком случае они выбрали для индикации женской уборной? Я так и не узнала, но идеи в голове роятся странные.
Первым в списке посещений у нас был национальный парк Тэйбл Маунтэйн. Это такое плоскогорье песередине ничего, поднимающееся на высоту около 800 метров и поросшее лесом. Где-то на высоте 200 м асфальтовая дорога закончилась и началась грунтовка, местами посыпанная щебнем. На этом месте Вин чуть было нас обоих не прикончил, потому что невовремя поддал газу на повороте и машину повело в занос. Справа – скала, слева – пропасть. Я чуть в обморок от страха не упала. Ну ладно, Вин как-то чудом вырулил, я начала медленно приходить в себя, а он сидит и бурчит себе под нос: «Ну кто же знал что она заднеприводная, их таких уже сто лет не делают, ну вот хоть бы предупредили, что ли, ну что за фигня такая». Это он к тому вел, что заднеприводная машина иначе реагирует на маневры и требует иного стиля вождения, и что он, бедняжечка, не виноват, и все это в том смысле, чтоб я его не сразу убивала, а потом, когда уже успокоюсь и все прощу. Но я так испугалась, что мне уже самой было не до убийств и на это раз мужа пронесло. Ладно, добрались до самого верха, остановились около плаката с картой-схемой парка и начали ее изучать. Мимо проезжал мужик, по виду – рейнджер, притормозил рядом и поинтересовался, все ли у нас в порядке и не нужна ли нам какая помощь. Я его заверила, что все пока хорошо, а вот дальше как пойдет – пока не знаем. Вот они такие, австралопитеки – всегда спросят, не нужно ли помочь, человечные, просто как Ленин. Прогулялись мы по парку, хотели посмотреть водопад – но оказалось, что не сезон, он был весь высохший. Зато с верху открывается прекрасный вид на равнину, воздух сухой и обзор очень четкий, видно так далеко, что дух захватывает. Погуляв пару часиков мы двинулись обратно, начали спускаться, на этот раз ползком и с оглядкой, только выехали на асфальт, как Вин ударил по тормозам и глупую машину опять начало заносить. Но в этот раз я даже не сумела испугаться, потому что тормозил муж из-за кенгуру, который выпрыгнул на дорогу прямо перед самым нашим носом! Перескочив на другую обочину, он встал столбиком, как правильный кенгур, передние лапы сложены на брюшке, уши плюшевые, шерстка серая, глазищи как у газели – и принялся нас с любопытством рассматривать. Я схватила фотоаппарат и с криком «Банзай» начала совать его Вину, чтобы он зверьку сфотографировал. Попозировав для приличья пару минут, кенгур дождался, пока я выйду из машины, и ускакал себе в лес пос воим кенгурячьим дела. В общем, остаток дня я провела в щенячьей радости, распевая на ходу сочиненную песню «Я от счастья щас помру, я видала кенгуру!»


Вторую половину дня мы провели за созерцанием одного и того же пейзажа, растянувшегося на сотни километров. К вечеру добрались до небольшого городка, где нас ждал неприятный сюрприз – полное отсутствие мест в гостиницах. Как пояснили нам в очередном мотеле, на рабочей недели они битком забиты, так как городок я вляется единственным на всю округу местом, где наблюдается некое подобие жизни и сопутствующего ей бизнеса, поэтому искать ночевку здесь бессмысленно, а лучше попробовать в соседних поселках. До ближайшего – 110 км. Мда, обидно, но что делать – пришлось сворачивать с маршрута и забираться немного на юг. Переночевали в небольшом мотельчике, только что отстроенном, мне кажется, мы там были первые постояльцы - такое там все было новое и сверкающее. Там же и поужинали, в закусочной (она же бар, она же центр цивилизации, в общем, см. выше). Ужасно смешная публика – дети босоногие носятся, за стойкой мужики в ковбойских шляпах, девченка-барменша – хоть сейчас в кинозвезды, хорошенькая, просто чудо. Когда она за стойкой перемещается, мужики дружно поворачивают головы вслед, и Вин вместе со всеми, я так смеялась! Кухня закрывается в 9 часов, готовит жена хозяина, молодежь играет в бильярд и периодически кто-то подходит к музыкальному автомату и бросает туда монетки, чтобы проигралась песенка. Я смотрела на все это, разинув рот, потому что мне всегда казалось, что это американцы такие заведения придумали, чтобы показывать в кино, а в жизни так не бывает, так как слишком стилизованно, а вот и оказалось, что совсем даже и нет, и реальность заткнет за пояс любое кино.
Наутро я исследовала общюю кухну на предмет позавтракать, и обнаружила в холодильнике немеряное количество алкоголя рядом с пакетами молока и чем-то по цвету напоминающим апельсиновый сок с внушительным списком химических формул на этикетке. Сок посреди этих формул тоже значился – 5 процентов. Ну уже что-то. Разбудила мужа, выкормила тостом с джемом и, полные первооткрывательского энтузиазма мы повернули на север – к тропикам.
Обретя веру в справедливость после вдохновляющей встречи с кенгуру, и воодушивившись указателем, я уже было решила, что самое лучшее позади, но не тут-то оно было. Переходный период между пустыней и буйным тропическим пейзажем я бездарно проспала в машине, и когда открыла глаза, все вокруг уже было зеленым, налитым, сверкающим в вечернем солнце и просто вызывающе роскошным. Как потом мне пояснил Вин, мы съехали с горы, въехали в лес, выехали из леса, и бамс – климат сменился. Заселившись в новое пристанище – на это раз это была квартира, опять очень миленькая и просторная, с терассой и бассейном, мы первым делом повлеклись в магазин за провизией – питание аутбэковской едой оставило в желудке сложное ощущение протеста. Затарив холодильник, пошли купаться в бассейне, едва разделись – начался жуткий тропический ливень, такой, что мне пришлось нырять, потому что под водой было суше, чем снаружи. Потом муж сел на телефон и начал обзванивать местные конторы, занимающиеся развлечением туристов. Я разбирала чемодан в спальне, когда услышала следующее:
- Мой вес? 80 кг. Вес жены? 65 или 66.
Худшего он сказать не мог. Это был нож под сердце и крушение веры в человечество. Я вылетела в гостинную, как паровоз, у которого вот-вот взорвется котел, с диким криком «Это я–то вешу 66? Это так ты обо мне думаешь? Почему тогда не 96 и не 186?» Муж прикрыл трубку рукой и с испугом спросил: «А сколько надо говорить?»
- Мой официальный вес на сегодняшний день – 56 килограмм и ни уницией больше – оскорбленно заявила я, - и те, кто думают... Но тут Вин уже начал извиняться в трубку:
- Нет-нет, пишите 56 и, мне кажется, что сегодняшний вечер для меня будет трудным – мадам в ярости.
Но когда он закончил переговоры и сообщил результаты, я его сразу простила – назавтра муж запланировал полет над островами на вертолете, высадку на корабле, припаркованном у самого кораллового рифа и подводное плавание с просмотром рыб и растительности. Возвращение домой на корабле с заходом на всякие острова и любование закатом. Класс!



Вот значит, после рифа мы стали спускаться потихоньку на юг и заехали по дороге в очередной национальный парк. Пейзаж опять резко изменился и начался тропический лес, все, как положено – пальмы, лианы, папортники и речки с водопадами. Днем мы прогулялись до водопада, но там оказалось много народу – была суббота и народ кучковался. Но все равно очень красиво, если не смотреть на людей. Потом забрались повыше в горку и доехали до очередной гостиницы. Там были домики наподобие русских дач, прямо в середине леса, и прямо на берегу речки, где водятся утконосы. Они, оказывается, животные редкие и очень застенчивые, не любят, когда за ними наблюдают и все время прячутся. Поэтому техника охоты на утконоса заключется в следующем: надо застыть неподвижно на пару часов, и тогда расслабившийся утконос вылезет из норки и начнет рассекать по воде в поисках чего слямзить из еды. Тут-то его и надо фотографировать, пока он не понял, что не один. Но он, гад такой, так быстро плавает, что на фотографиях не очень выходит – одни круги по воде и темная тушка неизвестного науке происхождения. Но мы все равно были очень довольны. Еще нам по дороге повстречалась национальная австралийская птица по имени не помню уже как, но белая и нахохлившаяся. Эта, в отличие от утконоса, с удовольствием позировала и давала себя снимать и в фас, и в профиль. Когда вернулись на дачу, уже смеркалось, и тут начался оглушительный концерт насекомых. Не знаю, какого типа насекомые, я их в темноте не разглядела, но шум от них был, как на взлетно-посадочной полосе, хоть уши затыкай. Вся эта музыка шла вперемешку с дикими криками попугаев, которых там водилось в несметных количествах, и кричали, как стадо разъяренных тещ. Но, как только солнце окончательно село, все эти шумы прекратились и только иногда кто-то завывал в лесу, но это были уже последние отголоски тропической дикости.




Наутро мы упаковали чемоданы (как подумаю, сколько раз мне пришлось упаковывать-распаковывать, я уже профессиональной упаковщицей стала!) и пошли опять гулять по лесу. Времени было часов восемь утра, туман еще только начинал подниматься, и солнце пробивалось сквозь туман и листву, и все вместе это давало совершенно феерический эффект, просто как в кино! Мы дошли до местной достопримечательности – аркового дерева, ствол которого раздвоился в основе никто не помнит уже когда, и получилась арка, внутри которой проходит тропинка. Вин начал изображать из себя то ли Тарзана, то ли Джейн, цепляясь за свисающие с дерева лианы, пришлось даже на него наругаться за небережное отношение к природе. Это если каждый турист начнет на бедном дереве висеть, оно же сдохнет быстро и безвозвратно!
Затем мы опять погрузились в машину и двинулись дальше в сторону аэропорта, но на ночь остановились не в Рокхэмптоне, а на прибрежном курорте. Там нам не очень понравилось – все такие штуки в стиле КлабМед, где народ толпится вокруг бассейна и бара и все заорганизовано насмерть. Но, с другой стороны, пройдя всего сотню метров до пустынного пляжа, мы обнаружили машинки типа виндсерфингов, но на колесах, для катания по песку во время отлива. Вин поехал первым, а потом и меня прокатил, потому что одна ехать я забоялась, особенно после того, как какой-то парнишка неудачно зарулил и первернулся вместе с машинкой и повис на ремне безопасности тряпочкой.
Следующим утром мы вылетели обратно в Мельбурн и остановились на этот раз в гостинице в самом центре, центровее не бывает, если смотреть с московской точки зрения, то это будет где-то у кремлевской стены. По автралийским меркам это очень старинное здание, лет 100 с хвостом, в комнатах пятиметровые потолки, окна стрельчатые, и просторы, просторы...



В день отлета, чтобы не торчать в аэропорту, мы опять поехали прогуляться, на этот раз в пустынном районе на север от города, сделали прощальные фото на фоне знака «Осторожно, кенгуру!» и на этом наше путешествие благополучно закончилось. В Сингапуре на пересадке мы встретились с сотрудником Вина и его подружкой, которые слушали наши рассказы, разинув рот – они все две недели провели в Сиднее, где погода была не супер, и в результате ничего интересного не увидели, а просто всю дорогу проспали и пролежали у бортика бассейна.

4 комментария:

  1. Хорошо, что вы дали ссылочку на события четырёхлетней давности! Иначе бы я всё пропустила. Просто грандиозное путешествие!

    ОтветитьУдалить
  2. Женя, это я начиталась гуглевских типов на тему Bounce Rate. Они рекомендуют ставить внутренние ссылки на себя же. Тренируюсь :)

    ОтветитьУдалить
  3. Вот спасибо! Я заодно освежила все твои архивы. Оказывается, мысль о норвежском лесном вынашивалась уже несколько лет назад! И путешествие в Норвегию было неспроста :)

    ОтветитьУдалить
  4. Норвежский кот меня заинтересовал еще до Норвегии. Искала Норвежского Лесного http://nl.livejournal.com/ а попала на фотки кошек. Причуды интернета :)

    ОтветитьУдалить

Комментарии премодерируются.
Анонимные комментарии не допускаются.
Спасибо за понимание.

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...