Instagram Подписка по e-mail

28 дек. 2006 г.

Отпуск на Мартинике. Часть 1

Где-то с начала осени мы начинаем изучать карту мира и придумывать, куда бы поехать в декабре. Главный критерий отбора - чтобы подальше от снега. Поэтому Скандинавия, Аляска и Антарктида отбрасываются сразу, вместе со странами, которые располагаются к северу от наших широт. Оставшиеся в списке кандидаты ранжируются по нарастанию среднедекабрьской температуры, затем вычеркиваются замеченные в склонности к национальным и религиозным конфликтам, повышенной вулканической активности и подверженности цунами, тайфунам и ураганам, и на заключительном этапе отбрасываются те, куда требуются визы и где отсутствует сколько-нибудь приемлемая инфраструктура для обеспечения комфорта зажравшихся французских туристов, которые воротят нос от групповых туров и свято верят в то, что единственное, что надо брать в дорогу - это паспорт, водительские права и кредитную карточка, а все остально можно найти на месте (что не мешает нам набивать до отказа чемоданы так, что только обаяние мужа избавляет нас от проблем с перегрузом багажа, когда дамочка на регистрации хмурит бровки, глядя на дисплей весов).
Как нетрудно догадаться, после всех этих вычеркиваний и ранжирований список становится смехотворно маленьким и окончательное решение выносится методом научного тыка, но с предподчтением странам франкоязычным, это национальная болезнь французов (вот, кстати, недавняя история: свекровь спрашивает мужа, не тяжело ли ему, во время постоянных командировок, непрерывно говорить по-английски. Пока Вин думает, что ответить, я тяну руку и говорю: «Меня, меня спросите!» Свекровь спохватывается и извиняется: «Ох, я как-то не подумала....»). Так что и на сей раз, когда вроде бы уже все согласились с тем, что Португалия или Мадера могут вполне подойти, я застукала мужа за заказом билетов на Мартинику. Гваделупу мы уже изучили вдоль и поперек, а на Мартинике еще не были – ну вот так оно все и получилось. Тем хуже для Португалии. Хотя шансы у нее были хорошие.
Выбрать страну – полдела, теперь очередь за домом. Гостиницы нам не подходят. Это я уже давно узнала. В гостиницах живут по-большей части организованные туристы, которых водят группой и кормят по часам. Мы же, законченные индивидуалисты, должны селиться на отшибе и чтобы в радиусе ста метров не было ни одной собаки. Забегая немного вперед: собака одна все-таки была, и ей даже перепала упаковка бараньей вырезки, которую мы были уже не в силах съесть. По утрам она сидела на веранде, глядя на меня преданными глазами, а потом ходила со мной купаться, но в воду не залезала, а ждала меня на мостках, после чего плелась за мной до дома и скромно уходила к себе.
Поиски подходящего жилья занимают обычно пару недель и всегда заканчиваются триумфально, то есть по-прибытии на место выясняется, что домик – что надо, с садиком, видом на пейзаж и в удаленном от людей месте. Как это мужу удается, я не знаю. Наверное, у него нюх.
Ну а затем остаются только всякие мелочи: аренда машины, закупка карт и справочников, прокладка маршрутов, поиск купальников (в ноябре их днем с огнем не найдешь, а когда спрашиваешь продавщиц, те изнывают от зависти, так приятно!) и, в самый последний момент, укладка чемоданов.
После семи часов в самолете тропики радуют пересушенный кондиционером организм стопроцентной влажностью и приятным ветерком с океана. Ветер там дует непрерывно, и даже в самую жару нет ощущения тяжести и удушливости. Пока Вин оформлял машину у стойки Ависа я успела поругаться с глупой мамочкой, которая оставила своего двухлетнего ребенка без присмотра и тот решил выяснить, что будет, если засунуть руку в щелку раздвижных дверей и подождать, пока кто-нибудь выйдет. Мне удалось его вытащить в последний момент, когда руку уже начало раздавливать между двумя дверями, и пришлось его из всех сил тянуть из ловушки. Вою было! Тут тетька проснулась, а я от ужаса на нее наорала и выложила разом все, что думаю на тему безответственных родителей. Так она еще возмущалась! Наверное, говорит: «Мой ребенок, что хочу, то и делаю».
Несмотря на детальный план и наличие карты нам удалось поначалу немного запутаться. Вот сразу видна культурная близость с Францией: несмотря на географичскую удаленность, указатели здесь тоже ставят так, чтобы их было не слишком заметно! В итоге, потеряв минут двадцать в пробке, мы вернулись на верную магистраль. В шесть на Мартинике наступает ночь, и последняя миля заставила меня понервничать: два километра по бездорожью, которое вполне может конкурировать с российской глубинкой, в полной темноте и по пересеченной местности. Я себя утешала тем, что тогда уж точно ни одной собаки вокруг не будет. Удивляло только обилие машин вокруг – чего это людям вздумалось ночью по колдобоинам кататься? Чтобы разъехаться со встречным транспортом приходилось взбираться на обочину и я уже даже начала ныть на тему, что нужно было арендовать трактор или, на худой конец, танк. К счастью, испытание амортизаторов быстро закончилась, и мы приступили к поиску последнего пункта на схеме, предоставленной нашими арендодателями, обозначечнного как «Красный дом. Пьер и Фредерик». В свете фар и при полном отсутствии фонарей все дома были одного цвета, так что пришлось заняться опросом аборигенов. Удачно проезжавшая мимо дамочка вытаращила на меня глаза и сообщила, что мы стоим как раз перед воротами нужного дома. Так была преодолена последняя трудность и мы начали выгружать чемоданы, на которых красовались наклейки «Heavy weight».
На телефонный звонок вышел Фредерик и меня начало раздирать любопытство: кто в этой паре жена. Позже оказалось, что Пьер: он и помоложе, и посубтильней. А вместо обручальных колец у них на шеях одинаковые золотые цепи! Очень толстые и длинные. В знак крепости уз, наверное.
Фредерик провел нас к нашему бунгало, показал что и где, особенно рекомендовал пользоваться телевизором с кучей платных каналов и не стесняться брать фильмы из их с Пьером фильмотеки. Мы с Вином тихонько преглядывались и хихикали. В конце концов мне пришлось объяснить, что мы приехали заниматься другим видом спорта. Фредерик на мгновение запнулся, засмущался, но я пояснила, что нас больше интересует дегустация местных сортов рома. Мы поговорили еще немножко на тему достопримечательностей и климата, спросили, где можно быстренько поужинать (оказалось, что на всю округу есть только одна маленькая закусочная, да и та иногда закрыта по вечерам), распрощались с очаровательным (и вправду) хозяином и поехали искать точку питания. Любителям вкусно питаться в ресторанах на Мартинике делать нечего: в меню всего два-три блюда, повсюду одни и те же, из напитков можно выбирать между ромом и другим ромом, а в качестве десерта неизменно предлагается облитый тем же ромом и обожженный банан. Поэтому мы готовили у себя в бунгало из продуктов, купленных в супермаркете. Рыбу можно покупать с лодок в порту, но только рано утром, когда утомленный ромом человек еще спит, а на рынке выбор овощей и фруктов не впечатляет, и они какие-то привядшие и подгнившие. Мы один раз купили, для фольклора, но потом отоваривались в магазинах – оно, кстати, и дешевле к тому же.
Вечером, намазавшись толстым слоем антикомариного крема, включив в розетку антикомариный аппарат и плотно завесив кровать антикомариной сеткой, мы упали без чувств в койку.
А вот что я увидела наутро, выйдя из дому:


Еще несколько фотографий бунгало и залива: http://picasaweb.google.com/nadinepommier/Martinique1stDay

4 комментария:

  1. Анонимный18.10.2010, 20:10

    Надя, мне очень интересно, как долго вы общались с мужем на английском? Как быстро стали бегло, на автомате, говорить по-французски?.. Мне нравится читать об особенностях адаптации наших эмигрантов в Европе, узнавать какие-то подробности, вот хотя бы языковые. Из вашего диалога со свекровью не очень понятно, на каком языке вы тогда свободно общались с мужем. Силь ву пле, поясните. :)
    Оля Макаренко

    ОтветитьУдалить
  2. Оля, с мужем мы говорили на английском почти три года, по разным причинам.
    В диалоге со свекровью я имела в виду то, что мне приходится постоянно говорить по-французски (на тот момент мы уже перешли дома на французский). То есть здесь речь не об английском языке в частности, а об иностранном.
    А французский я выучила довольно быстро, более-менее свободно говорить начала где-то через полгода.

    ОтветитьУдалить
  3. Анонимный19.10.2010, 9:13

    Всего полгода! Так быстро! Помню, на Инфрансе люди писали, что годами живут во Франции, а французский по-прежнему неважный. Наверное, у вас, помимо прочего, очень хорошая способность к языкам. По крайней мере, ваш блог когда-то я начала регулярно читать во многом из-за того, что у вас очень хорошая, грамотная, развитая речь, а это встречается нечасто. Конечно, содержание тоже важно, но я уже столько интересных блогов забраковала из-за нечитабельности или убогости языка. Не могу нормально воспринимать корявость. :)
    Оля Макаренко

    ОтветитьУдалить
  4. Оля, возможно. От способностей конечно же, очень многое зависит. Но, опять же, языковая среда: по моим наблюдениям, большинство из тех, кто плохо говорит на французском, слишком замыкаются на русскоязычном общении, не читают книг, газет, журналов, словарей, не учат наизусть песенки, не, не, не...
    За похвалу спасибо, для меня очень важна ваша оценка. Все-таки без постоянной практики забывается даже и родной язык, а мне бы этого крайне не хотелось.

    ОтветитьУдалить

Комментарии премодерируются.
Анонимные комментарии не допускаются.
Спасибо за понимание.

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...