Instagram Подписка по e-mail

29 окт. 2009 г.

Ностальгия

Перепечатываю к себе с разрешения автора (из дискуссии о ностальгии на форуме, дабы не пропало в архивах). Мне очень, очень понравилось. Большое спасибо автору. Это не цельный текст, это отрывки из разговора, но все равно крайне интересно и познавательно, в том числе и для тех, кого ностальгия обошла стороной.

"Сопоставление меланхолии (тоски, ностальгии - мое) и печали (скорби, грусти - мое) оправдывается общей картиной обоих состояний.1 Также совпадают и поводы к обоим заболеваниям, сводящиеся к влияниям жизненных условий в тех случаях, где удается установить эти поводы. Печаль является всегда реакцией на потерю любимого человека или заменившего его отвлеченного понятия, как отечество, свобода, идеал и т. п. . Под таким же влиянием у некоторых лиц вместо печали наступает меланхолия, отчего мы подозреваем их в болезненном предрасположении. Весьма примечательно, что нам никогда не приходит в голову рассматривать печаль как болезненное состояние и обратиться к врачу для ее лечения, хотя она влечет за собой серьезные отступления от нормального поведения в жизни. Мы надеемся на то, что по истечении некоторого времени она будет преодолена, и считаем вмешательство нецелесообразным и даже вредным.
Меланхолия в психическом отношении отличается глубокой страдальческой удрученностью, исчезновением интереса к внешнему миру, потерей способности любить, задержкой всякой деятельности и понижением самочувствия, выражающимся в упреках и оскорблениях по собственному адресу и нарастающем до бреда ожидании наказания. Эта картина становится нам понятной, если мы принимаем во внимание, что теми же признаками отличается и печаль, за исключением только одного признака: при ней нет нарушения самочувствия. Во всем остальном картина та же. Тяжелая печаль - реакция на потерю любимого человека - отличается таким же страдальческим настроением, потерей интереса к внешнему миру - поскольку он не напоминает умершего, потерей способности выбрать какой-нибудь новый объект любви - что значило бы заменить оплакиваемого, отказом от всякой деятельности, не имеющей отношения к памяти умершего. Мы легко понимаем, что эта задержка и ограничение "Я" является выражением исключительной погруженности в печаль, при которой не остается никаких интересов и никаких намерений для чего-нибудь иного. Собственно говоря, такое поведение не кажется нам патологическим только потому, что мы умеем его хорошо объяснить."
З. Фрейд, "Скорбь и меланхолия" 
Таким образом, чувственно печаль (скорбь) отличается от меланхолии (тоски, ностальгии) лишь в одном отношении - при печали, в отличие от тоски или ностальгии (меланхолии) нет падения самооценки, нет потери самоуважения. А при меланхолии (тоске, ностальгии) она есть - в меланхолии человек начинает себя оценивать довольно низко, его уважение к себе падает.

Имхо единственный способ не испытывать тоски и ностальгии в иммиграции - это потерять кое-что важное из прошлого. Не забыть, так как оно всплывет, не подавлять, так как оно опять-таки всплывет, не стараться себя чем-то отвлекать, так как оно все равно всплывет, а потерять. Не понарошку, втайне за него цепляясь, а по-настоящему, на полном серьезе. Чтобы оно умерло. Скорбеть по этой невозвратимой утрате, оплакать ее, пережить траур, полностью изъяв из мертвеца любовь. И после периода траура оказаться готовым полностью вложить свою любовь во все то новое, в чем живете. Тогда не останется тоски и ностальгии, не останется ненависти и равнодушия к этому из прошлого, не останется его идеализации, а останутся только благодарность, симпатия и грусть к тому, что оставлено. Грусть, но не тоска, не ностальгия, не депрессия и не их разновидности.
Если Вы испытываете по чему-то тоску или ностальгию, то это означает только одно - Вы, на самом деле, не хотите это полностью терять. Вы отказываетесь это терять. Потому, что у Вас есть чувство, что потеряв это, Вы потеряете нечто безмерно ценное, что-то безмерно важное. Как будто Вы потеряете самую важную часть себя. Но это свойственно не всем. Те, кто смог позволить себе в достаточной степени это потерять, чувствуют себя в достаточной степени хорошо.
Есть и другие, те, кому удалось защититься от тоски без настоящей потери, без траура, без боли, без оплакивания. Но им, этим людям, уже очень давно толком не важны другие. Они всю жизнь пребывают над другими в триумфе, извлекая его из зависимости других от них самих. От этого триумфа они и получают наслаждение. Но они ни во что по-настоящему любовью не вкладываются. И, соответственно, не умеют получать от своей любви к другим удовольствие. Так что не завидуйте им. Кроме того, их положение довольно шаткое. Если их все-таки пробьет на любовную привязанность (что, как правило, почти всегда случается), то их страдания малыми не покажутся никому. Потому, что они сами окажутся в сильнейшей зависимости от малейших колебаний того, кого они полюбили. Другие отношения, кроме отношений зависимости, им знакомы мало. Но, вообще-то, они здесь почти не задерживаются...
Дамы, вы неизбежно увязнете и тривиально потеряете время в попытках вычленить хорошее самочувствие иммигрантки из того, сего, пятого-восьмого, мужей, их детях от предыдущего брака (браков), их родственниках, друзей, знакомых, работы, дома, качества жизни, своих детях, деньгах, степени знании языка, количестве посещений родины или отсутствия таковых, хобби еtс. Здесь даже любовь к мужу и к общим детям и/или их любовь к Вам это не столько движущая сила для хорошего самочувствия, сколько индикатор положения дел. То есть даже сильная взаимная любовь в паре часто не способна заставить расстаться с частью прошлого. Хотя это, без сомнения, наилучшее средство. Но тут палка о двух концах. Ведь, с другой стороны, без расставания с этой частью прошлого, сильной взаимной любви и не бывает.
Волшебной палочки не существует! Приобрести, не потеряв, НЕ ВЫЙДЕТ!
Имхо есть только один способ - это терять прошлое, по-настоящему разделяться с ним и расставаться навсегда. Теряя, Вы находите. Только, опять-таки, если теряете по-настоящему. В этом топике, на самом деле, много указаний на это.
При этом следует помнить, что только лишь усилием воли потерять не получится. Усилие воли как раз и говорит о том, что терять не хочется и приходится это нежелание терять преодолевать. Усилие воли мало что дает, главное - это по-настоящему захотеть потерять. И думать, следуя за своими чувствами.

Человек, который находится в меланхолии, склонен испытывать чувство вины очень за многое. Он везде ругает себя, винит и поэтому его чувство самоуважения страдает. Иногда это доходит до бреда: человек пытается обвинить себя в том, в чем он никак не может быть виноват.
Параллельно протекает другой процесс - процесс реабилитации себя и самооправдания себя. Иногда только по склонности оправдывать себя во всем неизвестно почему и неизвестно зачем, можно догадаться о постоянном чувстве вины и о скрытно протекающем меланхолическом процессе.
Но если тщательно прислушаться, то становится понятно, что эти упреки относятся, на самом деле, не к себе, а к кому-то или к чему-то другому. Они относятся, на самом деле к тому, что им покинуто. Но, так как при меланхолической защите от потери объекта, оставленный объект, на самом деле, как бы встраивается в Я, то эти упреки, получается, относятся к себе самому.
Таким образом, обвиняя себя в измене и в предательстве, эмигранты, на самом деле, обвиняют в этом свою Родину, которую они оставили. Но в связи с тем, что Родина была включена в Я, получается так, что именно к себе они относят эти упреки, именно себя обвиняют и именно их самоуважение и самооценка страдают.
При этом тот факт, что обвиняется внутренний, включенный в Я объект, проходит, как правило, мимо сознания, он не осознается, он, по большей части, бессознателен.
Это, только что высказанное мной соображение, несомненно, вызовет шквал критики здесь, в теме. Как же так, спросят меня, ведь мы же очевидно любим то, что оставили, любим Родину, а вовсе не обвиняем ее. Это нужно для того, чтобы продолжать идеализировать.
Разгадка кроется в идеализации объекта. Как известно, любовь включает в себя идеализацию, идеализация - то есть нереалистичное, преувеличенно положительное отношение, является частью любви. Но, тем не менее, идеализация это не любовь. Настоящая любовь к объекту всегда сплетается с ненавистью к объекту в единое целое. Хорошо известна максима: "Любви без ненависти не бывает". Там, где любовь и ненависть сплетаются в единое целое, ненависть находится на службе у любви. Там, где это происходит, недостатки любимого объекта осознаются, но любовь от этого не уменьшается и не пропадает. И только там ненависть с любовью распадаются на 2 независимых отношения и осознаются и воспринимаются отдельно, где вместо любви есть идеализация. Эти 2 распавшихся, независимых отношения называются амбивалентностью.
Вернемся к меланхолии, к ностальгии. Именно в той своей части, где любовь к объекту является, строго говоря, не любовью, а идеализацией, она, распавшаяся с ненавистью и доставляет ностальгические проблемы. При расставании с любимым объектом внутрь Я встраивается именно идеализируемая его часть, вернее, та часть, которая как-то соответствует идеальному отношению. То есть, можно сказать, что не по любимому мы тоскуем, а по идеальному. И действительно, оставленная Родина представляется чрезмерно привлекательной. Это и обнаруживают многие, кто пытается вернуться назад.
Одновременно, отношение тоски, на самом деле, пропитано ненавистью. Но только она, как правило, остается бессознательной, или очень плохо осознаваемой. Обыкновенно, ненависть переносится на страну пребывания для того, чтобы защитить Родину, которая подлежит идеализации. Этот процесс перенесения ненависти также происходит бессознательно, не осознается. Но мы об этом знаем по его последствиям. Сколько здесь неоправданных претензий к Франции и ругани в ее адрес! Но это делается только для того, чтобы защитить идеализируемый оставленный объект - Россию. К которой, в реальности, эмигранты в ностальгии испытывают не любовь, а они испытывают нужду в ней.
Таким образом, все дело в амбивалентном отношении к Родине. Отношении очень нереалистичном, отношении, которое подразумевает существенную идеализацию наряду с несомненной ненавистью, которая обычно проявляется в тотальной критике к родной стране. И вот как раз такая амбивалентность есть отличительная черта русских, это еще Фрейд говорил, между прочим. У него были русские пациенты. То есть здесь идет речь о своеобразном расщеплении на 2 разных отношения, о сосуществовании несмешивающихся друг с другом полярностей, о разрыве. Это очень многими философами и историками отмечалось. Понятно, почему русским, привыкшим к такой жизни в России, жизнь на Западе кажется пресноватой. Понятно, почему Россия привлекает авантюристов. И ясно, что для того, чтобы жить в таких условиях, нужен интеллект, с помощью которого преодолеваются последствия такого расщепления - это отличный тренинг.
А само амбивалентное отношение к объекту проистекает из потребности в идеализации объекта. А уж идеализация объекта следует из необходимости идеализации себя самого, тогда внутреннее отношение идеализируемого самого себя с идеализируемым объектом будут идеализированными, очень нереалистичными. Это и есть особенность нашей страны и русских. Достаточно вспомнить о том, как русские относятся к своему государству, которое плевать на них хотело из года в год, из века в век. Поэтому и ностальгия у русских является правилом, а не исключением и даже возводится в некий культ. Кстати, поэтому у русских имхо очень расщепленная самооценка - больше нигде вы не столкнетесь с таким разрывом между идеализацией себя и приписыванием себе самых превосходных качеств и, одновременно с таким презрением и неуважением к себе, как в России.
Поэтому стратегия избавления от тоски проста: нужно избавиться от идеализации себя самого. Тогда исчезнет необходимость идеализировать предпочитаемый объект. Тогда исчезнет тоска.

И еще, может быть самое главное: скрытое желание при меланхолии, в частности, при ностальгии, заключается в мечте (она плохо осознается. но если сделать над собой некоторое усилие, то можно эту мечту поймать за хвост), в мечте, что тот, что оставлен, тот, кто покинут, должен осознать что он потерял, какую тяжкую утрату он понес в лице того, кто его покинул, кто его оставил и кто сейчас испытывает тоску!
Здесь недоброжелательство к тому, что оставлено и жажда реванша, жажда парадоксального воздаяния тому, кто покинут, становятся видны невооруженным взглядом. Это есть проявление ненависти за переживание своей зависимости от объекта, к которому привязан, и по отношению к которому чувствуешь тоску, который нужен, необходим, как воздух. Но это нужда, строго говоря, а не любовь.
А предназначение идеализации себя - быть в зависимости от идеализируемого объекта.

3 комментария:

  1. Анонимный30.10.2009, 10:20

    надя сходи в церковь и закажи себе службу о здравии.читать все это страшно.

    ОтветитьУдалить
  2. Да вообще разбираться в том, что происходит на самом деле, страшно. Гораздо приятнее думать, что кругом враги и только ты - нежный цветочек в неблагоприятном окружении, жертва печально сложившихся обстоятельств.

    ОтветитьУдалить
  3. Анонимный30.10.2009, 12:56

    Страшно? Отнють нет. А Надежде спасибо, что свела всё в один текст. Т.к продираться через это в режиме дискуссии не достало сил, лично мне. Теперь зато дошла общая мысль. Ну что ж - не дурно. А главное складно-то как: 2Х2=4.

    ОтветитьУдалить

Комментарии премодерируются.
Анонимные комментарии не допускаются.
Спасибо за понимание.

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...