Instagram Подписка по e-mail

14 дек. 2008 г.

Подводное царство

plongee Муж уже давно пытался меня соблазнить.

Нет, не в общем смысле, а в самом конкретном: он пытался соблазнить меня на совместный заплыв с аквалангом. Живописал красоты подводного мира, рыбок-попугаев, морских черепах, скатов, водорослей и мурен. На муренах я обычно взрагивала, вспоминала Аполлинера ("И крик рабов, бросаемых муренам", брррр!) и от этой авантюры отказывалась. Но в этот раз Вин припер меня к стенке так, что никакого другого выхода, кроме как соглашаться, у меня не осталось. Ведь он летал со мной на воздушном шаре? Летал. Значит я должна теперь с ним погрузиться в пучину. За компанию. Я вздохнула и смирилась.

Началось все достаточно неплохо: мы забронировали погружение в 9 утра в заповеднике Кусто, что на западном побережье Basse Terre, у Голубиных Островов. Выехали с запасом, чтобы успеть купить одноразовый фотоаппарат для подводной съемки и без спешки выбрать водолазные костюмы и ласты. В половине девятого, не доехав двух километров до точки назначения, мы оказались в огромной пробке и простояли в ней минут десять без движения. Я начала уже тешить себя надеждой, что погружения удастся избежать. Еще через десять минут я поняла, что лучше погрузиться, чем продолжать жариться на солнцепеке. Обдумав эту мысль, я вылезла из машины и пошла на разведку. В паре сотен метров за поворотом обнаружились два грузовика, полностью перекрывающие дорогу, и небольшая тола народу. Я спросила у отдельно слоняющегося мужика, что, собственно, происходит. Он ответил, что гваделупцы бастуют из-за высоких цен на бензин и принуждают префекта их понизить на 30 евросантимов путем перекрывания мирным граждан доступа ко всему, в том числе и к заповеднику Кусто. Логика еще та: "Отравим жизнь соотечественникам, чтобы правительство устыдилось". Кто бы знал, как меня достали забастовки! Хочется уже достать из-под кровати Стингер и начать палить во все стороны без разбору. Ну сколько можно, правда? Почему из-за каких-то идиотов я должна сидеть полчаса в похожей на духовку машине, когда на самом деле я должна была уже натягивать ласты и нырять в голубую прохладу? Вот примерно в таком настроении я налетела на забастовщиков с вопросом: "Что это за бардак?"

- Надо говорить "Здравствуйте" - лениво ответил мне бастующий абориген.
- Здравствуйте, что это за барадак и когда вы собираетесь его прекратить? - ответила я.

В голове у аборигена что-то щелкнуло и он уже совершенно другим тоном поинтересовался, в чем моя проблема. Я очень живописно, применяя разнообразную лексику, объяснила, что у нас погружение в заповеднике Кусто в 9 часов, что уже девять часов и что если они нас сейчас же не пропустят - им приедется оплачивать лично мне стоимость погружения и частного инструктора на двух человек. Второй абориген порекомендовал мне бросить машину и дойти до пляжа пешком. Тут у меня сорвало крышу и я обвинила забастовщика в желании меня покалечить, потому что, если я пройду два километра в шлепках, я стопчу вкровь ноги и могу даже занести какую инфекцию, и что если мне в результате ампутируют обе ноги - то это будет его, аборигена, личная ответственность до конца его дней. И что исключительно из милосердия я очень надеюсь на то, что концы его дней уже не за горами, потому что долго жить с таким грузом ответственности ему, аборигену, будет трудно. Оба мужика притихли, переглянулись, и сказали, что я могу подъезжать по встречной - они освободят нам проезд через деревню.

С победным воплем я бросилась обратно к машине, крикнула мужу "Гони быстрее, пока гады не передумали!" и через несколько секунд мы проскользнули в образовавшуюся между грузовиками дырку... только для того, чтобы через сотню метров упереться в новую пробку, образововшуюся из-за машины, у которой кончился бензин. Пока эту машину отталкивали, прошло еще минут тридцать. В итоге мы приехали с почти часовым опозданием, и наш кораблик уже выходил в море без нас. К счастью, девушка-приемщица клиентов смогла до него докричаться и, пока кораблик разворачивался, нам в срочном порядке выдали амуницию, после чего мы, нагруженные аквалангами, отправились к нему вплавь. Конечно же, никакой фотоаппарат я не купила, так что о подводной съемке нам пришлось забыть.

Первой погружали меня. Сначала инструктор объяснил вкратце систему кодов для подводного общения. Как показать, что все хорошо, плохо, и почему плохо. Потом рассказал, как надо правильно дышать, чтобы не всплывать постоянно на поверхность. Я поняла, что дышать лучше через раз и вполсилы. Затем показал, как шевелить ластами, порекомендовал не делать резких движений и помнить, что он всегда со мной. После чего сдул мой жилет и нажал мне на плечо и я с головой ушла под воду. Уже через три минуты я поняла, что не рождена для глубины. Я не могу дышать ртом. Даже при насморке. Если меня заставить дышать ртом - я тут же хочу зевнуть. Если вы пробовали подавить зевоту - вы меня поймете. Как можно зевнуть со шлангом во рту? Да никак! Я вспомнила жест, которым надо показывать, что я хочу подняться вверх, меня всплыли, я вырвала шланг изо рта и начала с наслаждением зевать. Мысль снять маску и подышать носом мне почему-то не пришла в голову. Наверное, это был стресс. Инструктор смотрел на меня с тихим изумлением, а я все зевала и зевала, как будто собиралась прямо тут же, посреди моря, улечься спать. Инструктор дружески похлопал меня по плечу и предложил попробовать еще раз. Я покорно согласилась. В этот раз мне удалось проплыть несколько десятков метров и увидеть стайку разноцветных рыбок и двух встречных аквалангистов, приветственно помахавших руками, прежде чем на меня напал очередной приступ зевоты. Так продолжалось еще минут 15, после чего я начала скулить и проситься обратно. В итоге я решила, что для подводного плавания мне нужен скафандр, или, еще лучше, батискаф или подлодка, а в аквалангах пусть плавают любители экстрима. В любом случае, теперь я уже точно знаю, что это не мое, и что ни одному Вину в мире не удастся меня заставить еще раз засунуть в рот эту отвратительную трубку с мембраной.

PS
Фотография в заголовке не моя, а найденная в Гугле

2 комментария:

  1. Описание забастовки выглядит жизненно и просто душераздирающе. Я тоже отношусь ко всем этим синдикалистам примерно также. Сегодня рано утром на лини Б парижского RERа тоже были так называемые "социальные волнения". И пока я поняла, что они отрезали Париж от аэропорта Шарль де Голль, а нужный мне аэропорт находится еще в пределах досягаемости, я чуть не поседела.
    А по поводу заморских территорий я могу сообщить буквально следующее: одна моя французская однокурсница из ЭНы сейчас проходит стажировку в Префектуре(или, как там это называется, Haut Commissariat)на Таити. Так вот, там забастовщики заблокировали вход в Префектуру, а замок во входной двери замазали снаружи клеем. В результате моя подруга была вынуждена несколько дней подряд ночевать в Префектуре, так как выходить было опасно: день ночь у входа караулили туземцы и исполняли свои таитянские устрашающие танцы...

    ОтветитьУдалить
  2. Душераздирающе будет на следующий день, когда мы добрались до аэропорта, чтобы вернуться в родную деревню. Сейчас соберусь с силами и напишу. Это было... это было...
    Нет, завтра напишу. Сейчас не хватает трезвости: праздновали день рождения мужа :)

    ОтветитьУдалить

Комментарии премодерируются.
Анонимные комментарии не допускаются.
Спасибо за понимание.

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...