Instagram Подписка по e-mail

27 сент. 2011 г.

Симона против

Вчерашнее размежевание, заказанное мэрией по нашему запросу, имело целью определить точные границы деревенской площади. А деревенская площадь граничит с нашим участком и участком Симоны. Естественным образом она оказалась задействованной в процессе. То есть сначала она не хотела идти, ссылаясь на то, что дом принадлежит ее сыну, а она там только проживает, но без ее подписи обойтись было невозможно: по французскому законодательству, не являясь наследницей своего мужа, он, тем не менее, является законной совладелицей до самой своей смерти, и любые административные демарши требуют ее согласия.

В итоге получился цирк. При виде места, куда геометр вознамерился поставить вешку, Симона встала в стойку львицы, защищающей своего детеныша, и заявила, что у нее пытаются украсть пятьдесят сантиметров родной земли. И что отнять их у нее можно только через ее труп. Что, наколько она себя помнит замужем (она переехала в Ланновку сразу после замужества), эти пятьдесят сантиметров принадлежали семье Монтегю, и что никогда, ни под каким видом она ничего не подпишет и не даст согласия на подобное издевательство над памятью своего почившего мужа (отмашка рукой в сторону деревенского кладбища).

Мы приуныли. Я уже чувствовала, что мои, отвоеванные в неравной борьбе с администрацией квадратные метры, превращаются в смутную иллюзию, и день проведенный под палящим солнцем, грозится закончится под хвостом у одного из котов. Те же чувства, судя по всему, посетили и сына Симоны, Рене, и он принялся объяснять на пальцах своей матери, что она категорически неправа, что граница проходит именно там, где  собирается ставить вешку геометр, и что все, что ей нужно сделать – это подписать документ, чтобы мы все спокойно смогли разойтись по домам.

Симона стояла насмерть. Она припомнила все истории последних восьмидесяти лет, включая конфликт, случившийся на хуторе Лариго, который закончился ритуальным сожжением ангара. Затем перешла к детальному описанию ошибки Рене, который подписал разрешение своему соседу на установку окна, открывающего вид на задний двор Рене, и что из этого вышло (они с тех пор не разговаривают). Затем перешла к гневной тираде на тему деревенской площади, от которой одни неприятности, рассказала про мальчишек, которые играют в футбол и разбивают мячом черепицу на крыше, упомянула мусорные контейнеры, которые поставили у стены ее дома и повредили их крышками штукатурку (тут я ее всячески поддерживала, кивая и издавая одобрительное мычание).

Через полчаса геометр не выдержал и принялся рисовать на куске бумаги какие-то схемы, объясняющие, почему вешку надо ставить именно там, где он собирается его поставить. Симона клонила голову набок и делала хитрый взгляд. На вопрос геометра, понимает ли она, о чем идет речь, ответила, что да, понимает. Подпишет ли она документы? Нет, не подпишет. Почему? Потому что все это делается только для того, чтобы заставить ее платить за то, что ей абсолютно не нужно. “Вы не должны ничего платить! Размежевание заказано мэрией!” – в отчаянии воскликнул геометр. “Это вы так говорите, а потом я получу очередной счет!” – гордо ответила Симона и, демонстративно развернувшись, направилась восвоясии.

Мы бежали за ней толпой. Вин предлагал Симоне мою помощь: Надя, мол, вам прочитает текст и подержит вас за талию, пока вы ставите подпись. Симона делала хитрые глаза и продолжала двигаться по направлению к дому. Рене, озабоченный своими коровами, кричал, что Симона хочет их смерти: звери недоены, и взывал к крестьянской совести. Я, все еще возбужденная предвкушением своих квадратных метров, тихо ныла :”Ну Симоооона, ну что вам стооооооит! Господин Пик смотрел на часы и бормотал под нос нехорошее. Помощник геометра вертел в руках ЖПС с таким видом, как если бы рассматривал возможность использовать его в качестве холодного оружия.

Сдавшая под нашим натиском Симона взяла ручку, поставила разборчиво подпись, затем в сердцах бросила ручку оземь и заявила, на манер героини древнегреческой трагедии: “Ты, Рене, еще увидишь, к  чему это приведет! Но меня уже не будет! Я уйду за твои отцом! И тогда ты вспомнишь о том, что я говорила сегодня! И горько пожалеешь о содеянном!” После чего позвала Джима, Колину, и ушла.

На деревенской площади воцарилась тишина. Какое-то время мы смотрели ей вслед,  а потом, когда хвост Джима скрылся за углом дома, начали дружно ржать. Наших деревенских можно снимать в кино без сценари я и грима. Они сами по себе сплошная трагикомедия.

19 комментариев:

  1. Вау, какая экспрессия! Безземельным и не понять накала страстей:)

    ОтветитьУдалить
  2. Страсти-то какие!;-)))Хорошо, что было подписано всё, что надо.

    ОтветитьУдалить
  3. Надя, прекрасная история в духе Аверченко о нравах и приоритетах истинных фермеров. История ловко передает психологию старой дамы, восхищающую своей естественностью.
    Авторитетно бы добавила, что характер героини Симоны раскрыт мастерски - не прибегая к описаниям, используя только диалоги и действие: сценарная тактика, дающая ощущение увиденного кино))
    Прям в удовольствие, Надя!))

    ОтветитьУдалить
  4. Чудесно, когда есть повод продемонстрировать свои актерские таланты))))
    Надя , а может надо было заранее почву подготовить?Хотя вы, наверное, это сделали?
    А может она подумала, что придется что-то ей делать со своей землей, типа огораживать по другому?
    Чудесно, что все разрешилось, а то прочитав только название поста, показалось, что вопрос останется висеть.

    ОтветитьУдалить
  5. Да, Надя, действительно, это нужно было снимать на кинопленку! )))

    ОтветитьУдалить
  6. Надя;-))))) боже мой..... настоящий бразильский сериал))))Скучать не приходится!

    ОтветитьУдалить
  7. Olena, ага :)
    Помню, у нас в родном городе за два сантиметра межи ходили на соседей с лопатой. Страшно!

    Кошка Мёбиуса, и не говорите!
    Полтора часа мы с ней бились! :)

    Ирен, :) (делает книксен)

    AliceKiss, так кто же знал, что оно так повернется? Я-то думала, там простая формальность.

    patatinka, :)

    coccinelle, постепенно становлюсь бытописателем :)

    ОтветитьУдалить
  8. Театр! ...'Вся жизнь - театр, И люди в нём - актёры...' А французы страсть как хороши!

    ОтветитьУдалить
  9. LOL! Поставьте себя на её место. Можно сказать прямо из под носа кто-то пытается урезонить пядь родной французской земли.
    Согласна с Ирен - Симона - отменный персонаж для пьессы.

    ОтветитьУдалить
  10. Pelageya, я еще зрителем быть люблю :)

    Olga, с нее роман можно писать!
    Сиди и записывай, не редактируя даже :)

    ОтветитьУдалить
  11. Браво, Надя! Прекрасный рассказ!
    Ну, Симона! Ну, Симона!!! И ведь, главное - удалилась по королевски. С обдичительной тронной речью.

    ОтветитьУдалить
  12. Надя, я тоже "дружно ржу" (простите). Как будто я там была.
    У нас тоже две "Симоны" живут по обе стороны, и тоже пятнадцать лет между собой не разговаривают. Хоть и не совсем крестьяне. Поэтому вы там того, осторожнее))

    ОтветитьУдалить
  13. Отличный рассказ! Спасибо за прекрасное настроение!:))

    ОтветитьУдалить
  14. Freken_Juli, она такая!
    Люди старой закалки, из них гвозди можно делать :)

    JuliadeVence, je gère :)

    Tisa, :)

    ОтветитьУдалить
  15. славный рассказ! на середине текста я не на шутку заволновалась, что все коту под хвост... хорошо, что все хорошо закончилось :)

    ОтветитьУдалить
  16. Это она все специально сделала, чтобы вам скучно не было. Веселая Симона.:)

    ОтветитьУдалить
  17. Olga, все под контролем!

    finezza, у меня аналогичные подозрения :)

    ОтветитьУдалить
  18. АААААААА, бомба вообще!!! А вот эти два момента "...затем в сердцах бросила ручку оземь..." и "...а потом, когда хвост Джима скрылся за углом дома, начали дружно ржать..." - ноу комментс!!!! Я тоже ржу до слез!!!

    ОтветитьУдалить
  19. soninamama, мы тоже изрядно повесились :)
    Но это лучше видеть, конечно же. Словами трудно описать.

    ОтветитьУдалить

Комментарии премодерируются.
Анонимные комментарии не допускаются.
Спасибо за понимание.

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...