Instagram Подписка по e-mail

28 апр. 2011 г.

“Я - Шарлотта Симмонс”, Том Вульф

Дочитала позавчера “Шарлотту”. История девушки-вундеркинда из американского Урюпинска, получившей стипендию в лучшем университете страны, Дюпоне. Девушки амбициозной, с идеалами, мечтающей забраться на самые вершины, чтобы плюнуть оттуда на головы всех одноклассников, которые отравляли ей жизнь в течение всех лет учебыв захолустной Спарте, Северная Каролина. Дома Шарлотта пользовалась безоговорочной поддержкой родителей и учителей, которые всячески поощряли ее в выбранной (или навязанной?) роли гения-одиночки, призванной в один прекрасный день прославить родной городок на всю Америку. Семья со строгими традициями, любимая преподавательница- старая дева, для которой Шарлотта стала в какой-то степени единственным личным жизненным достижением, директор лицея, выпускница которого попала в число ста абитуриентов, получивших право на обед с президентом в Белом доме, родственники и знакомые семьи – все эти люди по ходу развития действия романа ни разу не замечены в желании признать, что у Шарлотты может быть какое-то личное будущее помимо осуществления надежд, возложенных на нее окружением.

И вот эта девочка, которую автор помимо блестящего интеллекта наделяет еще и не менее блестящей внешностью, попадает в университет, который ей описывали как храм науки и питомник гениев, чтобы с первых же секунд понять, насколько реальность отличается от мифов, распространенных в Спарте. 

Шарлотта довольно быстро узнает, что все, чему ее учили семья и школа, в студенческой жизни имеет ценность не просто нулевую, а даже и отрицательную, что, продолжая придерживаться вбитых ей в голову принципов, она может рассчитывать только на роль парии и неудачницы, что социальный успех имеет значение ничуть не меньшее, а порой и большее, чем успех академический, и что ее привычная самооценка, выраженная в заученной мантре “Я – Шарлотта Симмонс!” вообще не котируется на местной бирже.

Не имея материальных ресурсов для повышения своего статуса в обществе детей миллионеров, располагая на все про все стипендией, которая позволяет лишь питаться в дешевой столовой, Шарлотта пытается сыграть на поле женской привлекательности,  и становится подружкой самого крутого парня университета, местной звезды и плей-боя Хойта Торпа. У Хойта своя травма, которую тот пытается глушить наркотиками и выпивкой, и если для Шарлотты связь с ним – любовь, или, по крайней мере, то, что она принимает за любовь, то для Хойта Шарлотта – очередная мимолетная связь, пусть и не самая легкая добыча, но, тем не менее, по-прежнему одноразовая, крестик на фюзеляже секс-истребителя.

На какое-то время Шарлотта становится знаменитой, до такой степени, что даже соседка по комнате в общежитии, до сих пор рассматривавшая Шарлотту как пустое место, начинает называть ее по имени, но после ночи грехопадения и последовавшего за ней унизительного разрыва с Хойтом положение Шарлотты в университете оказывается даже ниже, чем до начала истории: если в первые месяцы учебы она могла найти утешение в отличных оценках и одобрении преподавателей, то теперь, раздавленная, всеми оплеванная, забросившая учебу Шалотта оказывается на грани самоубийства. Страх перед возвращением в родной город лишает ее сил и сна, она постоянно борется  с приступами паниками, наступающими при мысли о том, что правда так или иначе дойдет до ее родителей, родственников, учителей, соседей…  

Поездка домой на зимние каникулы только укрепляет ее в мысли о том, что она будет оставаться любимым ребенком лишь до тех пор, пока будет соответствовать тому образу, который вылепила себе ее мать. Доказательства? Пожалуйста: обратись Шарлотта за помощью к врачу, ее бы незамедлительно госпитализировали, в то время как в родном доме никто, абсолютно никто не желает замечать ее состояние, невзирая на неоднократные попытки Шарлотты объяснить, что она на пределе физических и моральных сил, что ей очень плохо, и что ее единственное желание – спрятаться от всего мира. Для матери Шарлотты самое важное – это демонстрация успеха своей дочери. Вместо того, чтобы звонить в скорую и лечить ребенка, не спавшего уже несколько недель подряд, она настаивает на званном ужине, куда приглашает людей, желающих убедиться в университетских успехах Шарлотты. Именно это одиночество, когда поддержка обусловлена только правильным поведением, когда дрессировку называют любовью, а вознаграждение положено только за умелые танцы на задних лапах, как мне кажется, и загнало Шарлотту в безвыходную ситуацию: привыкнув отвечать требованиям окружения, она пыталась соответствовать критериям успеха, принятым в университете, которые оказались полной противоположностью тому, что ей вбивали в голову с рождения, в итоге же бедная девочка, которую научили делать только то, что от нее хотят, оказалась в проигрыше и здесь, и там: ничто в домашней жизни не подготовило ее к взаимодействию с коллективом, никто не объяснил ребенку, что потеря девственности – это не конец света, никто не сказал, что на дворе уже давно не Средневековье, и что за связь с молодыми людьми уже не побивают камнями, и что отличные оценки – не единственный raison de vivre для красивой и умной молодой девушки.

К счастью для Шарлотты заботу о ней берет на себя один из ее тайных воздыхателей, выходец из сходного социального круга, но который, в отличие от Шарлотты, пытается проложить себе дорогу в интеллектуальной сфере (а что ему остается, у него нет ни длинных ног, ни впечатляющей внешности), Адам Геллин. Адам выхаживает Шарлотту, как ребенка, только ему она признается в том, что именно случилось между ней и Хойтом, только Адаму она в состоянии рассказать о своем страхе провалиться на экзаменах, быть отвергнутой своей семьей, желании умереть.  У Адама, в свою очередь, масса своих проблем и своих тараканов, с которыми он пытается то ли бороться, то ли не замечать, в любом случае любовь Шарлотты ему не светит: у него образ типичного ботаника, неудачника, серой мыши, маленького заморыша, что в новом снобистском окружении Шарлотты ставит его на самую низкую ступеньку пищевой цепочки.

Тем не менее Адаму удается сделать для Шарлотты, пожалуй, самое главное: раздавить плей-боя Хойта, лишив того статуса звезды университета, и, самое, главное, закрыв тому все возможности блестящей карьеры, которая, казалось, была у Хойта уже в кармане.

Успокоившись и придя в себя после пережитого шока Шарлотта находит совершенно неожиданную возможность вознестись на самую вершину социальной лестницы, став официальной и единственной подругой лучшего баскетболиста университета, Джоджо Йоханссена, двухметрового спортсмена, которому еще в первые дни своей жизни в Дюпоне Шарлотта открыла новые горизонты и помогла понять, что есть в жизни и другие занятия помимо бросания мяча в корзину.

Самая занятная на мой взгляд сцена книги происходит в самом конце: когда преподаватель нейропсихологии, Нобелевский лауреат, высоко оценивший Шарлотту в самом начале ее учебы, и свидетель ее головокружительного падения, выказывает ей свое презрение, поднимаясь мимо нее по лестнице, чтобы занять место на трибуне, откуда он собирается смотреть баскетбольный матч, в котором главную роль будет играть любовник Шарлотты, двухметровый поклонник Сократа Джоджо.

Роман Вульфа – современная версия “Утраченных иллюзий”. Нынешним Люсьенам Шардонам совершенно не обязательно заканчивать жизнь самоубийством в тюремной камере, особенно если они - девушка, с длинными ногами и светлой головой. Даже и в том случае, если ваша мама – ревностная пуританка.

Кто-то назовет это размыванием моральных норм. Я же искренне считаю это гуманизмом.

13 комментариев:

  1. Надя, я не поняла, а чем же успокоилось сердце многострадальной героини - неужели баскетболистом?

    ОтветитьУдалить
  2. anais, к концу первого курса - да. Но там все не так просто, на самом деле! Трудно пересказать тысячестраничный роман в двух словах :)

    ОтветитьУдалить
  3. не рассказывайте!) Я уже загорелась прочесть оригинал))

    ОтветитьУдалить
  4. А я поищу роман на русском - может уже перевели?

    ОтветитьУдалить
  5. Надя, Вы так интересно написали, что сразу захотелось прочитать. Уже нашла на русском :) Еще, как я поняла, по книге сняли фильм

    ОтветитьУдалить
  6. Мне кажется что здесь проблема ценностей (принципов). У героини их нет. Если бы ее девственность была ее ценностью, она не потеряла бы ее, а отдала мужу. Если бы у нее был внутренний стержень, то и окружающие люди относились бы к ней соответствующе.

    ОтветитьУдалить
  7. Solnishqo, да, перевод есть.

    Mix, ну как девственность может быть принципом в наше время? :)
    Вообще я думаю, что у детей авторитарных родителей своих принципов быть не может: место занято родительскими, навязанными.
    Это как в "Выборе Софи", хоть и в другой плоскости.

    ОтветитьУдалить
  8. Надя, мне почему-то показалось, что концовка в американском стиле, нет?

    Если будет время и желание, то советую:
    http://www.evene.fr/livres/livre/paolo-giordano-la-solitude-des-nombres-premiers-39312.php

    ОтветитьУдалить
  9. patatinka, ну да, роман очень американский, выдержанный в традициях.
    Спасибо за ссылку, эту книгу я еще не читала, поставлю в виш-лит!

    ОтветитьУдалить
  10. Я знаю его " Bonfire of тhе vanities", уверена, что вы читали. Конечно после рекомендации постараюсь найти и эту вещь, я вашу рецензию давно прочитала,но как-то все недосуг было прокомментировать
    Да и сама рецензия замечательно написана.

    melba- isabella

    ОтветитьУдалить
  11. georgeaz, нет, "Костры амбиций" пока не читала, но все очень советуют. Поставила в waiting list.

    ОтветитьУдалить
  12. Я как-то оказалась вот тут)))
    Шарлотту я читала. Она похожа на Гермиону из Гарри Поттера. И это очень советский персонаж в том плане, что человек пытается найти нормы, которым нужно соответствовать, соответствует им, дальше у всех по разному.
    Я тут заметила, что одно из популярных слов - это "правильный": правильный ресторан, правильный маникюр, правильный цвет.... То есть на все есть какое-то правило и мы его усилено ищем.
    Мне кажется, что Шарлотта это в гораздо большей степени мы все, чем персонажи Костров Амбиций.
    Костры мне тяжело дались. Я так люблю обустройство дома, и когда главный герой смотрит на фриз в свой квартире, который уникальный, вручную резаный, жена этим занималась много часов, и он говорит "кровь из жил", поскольку по понятным причинам этот фриз стоит огромных денег - у меня волосы шевелятся. Мне просто физически неприятно.
    Еле прочитала это все.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. adesigna, если обобщать максимально - то да, мы все в какой-то степени советские персонажи :) Ну то есть надо быть совершенно асоциальным типом или же каким-то увлеченным гением, чтобы не обращать внимание на то, как надо, что хотят от нас люди, за что раздаются пирожки и всевозможные другие бонусы. Потом возможны отклонения в разные стороны, но, положа руку на сердце, мы же все равно так или иначе ищем одобрения от рефералов :) Особенно в молодости, когда "неправильные" джинсы могут навсегда закрыть двери в "приличное общество" :)
      В общем-то история Шарлотты - это история молоденькой девочки, мне бы хотелось пофантазировать о том, как сложилась ее дальнейшая жизнь :)
      А вот герой "Костров тщеславия" - он уже взрослее. И там и правда АД.

      Удалить

Комментарии премодерируются.
Анонимные комментарии не допускаются.
Спасибо за понимание.

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...